Северная Корея модернизирует свои ВМС, но лишней информации не выдаёт - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.07.2024 |

Северная Корея модернизирует свои ВМС, но лишней информации не выдаёт

Корейская Народно-Демократическая Республика после недавнего визита в эту страну Владимира Путина вернула себе статус стратегического союзника России. И в этом плане представляет интерес нынешнее состояние вооружённых сил Северной Кореи, в частности степень мощи её военно-морского флота. В ближайшем будущем Тихоокеанский регион, особенно его восточноазиатский сектор, по мере углубления конфронтации Китая и США может превратиться в одну огромную «горячую точку». И ВМС КНДР, связанной союзническими отношениями как с Китаем, так и с Россией, способны сказать своё веское слово в процессе соперничества разных блоков.

Потенциальный театр боевых действий

Структура военно-морских сил КНДР обусловлена географическим положением этого государства, на севере граничащего с Россией и Китаем, а на юге – с резко враждебной по отношению к ней Республикой Корея, являющейся политическим вассалом США. К востоку от КНДР находится ещё одно вассальное по отношению к Вашингтону государство – Япония. Соответственно, самыми главными потенциальными противниками КНДР северокорейская военная доктрина рассматривает Южную Корею, Японию и стоящие за их спинами США. С учетом этой специфики ВМС КНДР разделены для действий на двух театрах – в Японском и Жёлтом морях. Поскольку угроза с восточного направления считается более значимой (значительную часть побережья Жёлтого моря занимает дружественный Китай), сильнейшим из двух является северокорейский Восточный флот – десять эскадр в составе 470 кораблей и судов. В свою очередь, Западный флот состоит из шести эскадр (около 300 кораблей и судов).

Надо сказать, что потенциальные противники выпали Северной Корее очень серьёзные. Так, военный флот Японии, и без того один из сильнейших в Тихоокеанском регионе, непрерывно наращивает свою мощь – обзаводится авианосцами, закупил в большом количестве крылатые ракеты американского производства. Южная Корея также создаёт внушительные морские силы, способные проводить глубокие десантные операции и устраивать массированные ракетные атаки. В КНДР понимают, что их ВМС не смогут на равных сражаться с такими противниками, и основную ставку делают на развитие ракетных войск стратегического назначения, снабжённых ядерным оружием.

Тем не менее в Пхеньяне не исключают и ведения ограниченного по масштабам военного конфликта, не предусматривающего немедленное использование ЯО. И здесь флоту выпадает очень важная задача. Дело в том, что основной противник – Республика Корея, с которой КНДР уже много десятилетий сосуществует в режиме наполовину замороженного конфликта, является, по сути «островом», не имеющим общих сухопутных границ с дружественными по отношению к себе государствами. Япония же является островом в полном смысле этого слова. Поэтому недруги КНДР очень зависят от морских коммуникаций, по которым осуществляется их внешнее снабжение. Да и в случае войны противники, помимо попыток «продавить» и прорвать сухопутный фронт, наверняка будут делать ставку на высадки десанта на берег КНДР.

В Пхеньяне торопятся обзавестись такими средствами обороны, которые при необходимости способны нанести неприятелю неприемлемый ущерб. Так, в феврале этого года поступило известие о том, что КНДР провела успешные испытания противокорабельных ракет нового типа Padasuri-6, которые планируется в скором времени поставить на вооружение. Отмечается, что ракеты находились в воздухе около 23 минут и точно поразили условные цели в Японском море. Этими ракетами планируется снабдить батальоны береговой обороны Восточного и Западного флотов.

А за несколько недель до того состоялись испытания крылатых ракет Pulhwasal-3-31, выпущенных с подводной лодки в сторону Японского моря. Было заявлено о том, что это «стратегическая крылатая ракета для ядерного ударного потенциала страны». В силу секретности, которой северокорейская сторона стремится окружить свои военные дела, известно о ракетах Pulhwasal-3-31 немногое. Есть предположение, что они предназначены для доставки к цели тактических ядерных боеголовок типа Hwasan-31. Понятно, что речь идёт о ракете подводного базирования (в западных военных справочниках для их обозначения используется аббревиатура SLCM – Submarine-Launched Cruise Missile). Однако внятной информации о том, с какого типа подводной лодки были запущены эти ракеты, какая стартовая платформа использовалась, какова была пройденная ими дистанция, насколько успешно удалось поразить намеченную цель, нет. В любом случае, исходя из вышеприведённого, ясно, что в распоряжении КНДР есть и корабли, способные нести на борту ядерное оружие.

Разнообразная корабельная номенклатура

Всего в северокорейских ВМС числятся около 630 боевых кораблей разных классов: в том числе 5 корветов, снабжённых управляемым ракетным оружием (УРО), 18 малых противолодочных кораблей, 40 ракетных, 134 торпедных и 108 артиллерийских катеров, 203 десантных катера, более 100 подводных лодок (из них 70 сверхмалых субмарин). Есть и подразделения береговой обороны: два полка пусковых установок противокорабельных ракет разных типов (всего 52 комплекса, разделенные между тринадцатью дивизионами) и 16 артиллерийских дивизионов, располагающих 288 единицами 122-, 130- и 152-мм орудий. Также наличествуют две снайперские бригады на кораблях-амфибиях. Всего в морских и береговых подразделениях северокорейских ВМС несут службу 60 тыс. человек.

Большинство единиц Военно-морских сил Корейской народной армии представляют собой небольшие патрульные суда, предназначенные для действия в 50-мильной прибрежной зоне. Собственно, это входит в концепцию ВМС КНДР, не претендующих ни на что большее, кроме охраны своих территориальных вод. В частности, достаточно серьёзной силой, невзирая на их возраст, являются несколько десятков патрульных катеров (в том числе 10 проекта 205 «Оса» и 12 проекта 183 «Комар»), оснащённых старыми советскими противокорабельными ракетами П-15 «Термит» (или её китайской версией Silkworm (SY-1)).

Также флот располагает многочисленными десантными кораблями и сверхмалыми подводными лодками – их задача заключается в том, чтобы в случае войны быстро высадить десанты на южнокорейское побережье. Так, у северокорейцев есть с десяток малых десантных кораблей Hantae (способных перевозить по три-четыре лёгких танка) и до 120 десантных катеров – в том числе около сотни Nampo, созданных на базе советского торпедного катера П-6. Эти катера имеют скорость до 40 узлов (74 км/ч) и дальность действия до 335 миль (620 км), они способны перевозить до 30 полностью экипированных десантников.

Для десантных операций предназначены и 125 десантных судов на воздушной подушке Kongbang. Наконец, есть сведения о наличии у КНДР полупогружающихся катеров, используемых для высадки солдат сил специального назначения. В полупогруженном состоянии эти катера слабо различимы для радаров, правда, и ползут они тогда по черепашьи: всего 4 узла (7,4 км/ч).

В ударный арсенал флота КНДР также входят подводные лодки. Из них четыре являются приобретёнными ещё в 60-х советскими «старушками» класса Whiskey (так в НАТО классифицировали массово строившиеся в СССР после войны дизель-электрические торпедные субмарины проекта 613). Немногим позже северокорейцы закупили у Китая четыре дизель-электрические лодки класса Romeo. Это тоже советский проект, документацией по которому Советский Союз поделился с тогда ещё союзным Китаем, и в КНР самостоятельно наладили их производство. Продав в начале 70-х четверку таких субмарин КНДР, китайцы потом помогли им самостоятельно начать строительство этих подлодок, и северокорейцы построили их 18 единиц.

Отметим, что, помимо десантных операций и атак вражеских флотов ракетным и торпедным оружием, в КНДР большое значение придают потенциалу минной войны. Мины предполагается использовать для защиты от десантов, обеспечения безопасности портов и укрепления флангов сухопутных войск со стороны моря. Предполагается создание комплексных позиций, когда минные поля будут контролироваться группами берегового наблюдения и радарами, защищаться грамотно размещенными артиллерийскими и ракетными батареями.

Флот модернизируется

В течение многих лет состояние северокорейского флота оценивалось, как стагнация. Корабли и их вооружение устаревало, имел место ряд аварий. Так, осенью 2013 года Пхеньян признал потерю противолодочного корабля под бортовым номером 233, затонувшего во время «боевого дежурства». Число погибших членов экипажа и обстоятельства катастрофы власти Северной Кореи не назвали. В зарубежной прессе появились сведения – впрочем, проверить их никак было нельзя – о том, что жертвами кораблекрушения стали по меньшей мере 19 человек. Анонимный источник в южнокорейском Минобороны поведал газете Сhosun Ilbo, что затонувший корабль был построен в 1960-х гг. и что, возможно, одной из причин крушения оказался его возраст.

Впрочем, надо сказать, что в какой-то момент северокорейское руководство спохватилось и приложило усилия к тому, чтобы модернизировать свои военно-морские силы. Другое дело, что суть и достижения этой программы модернизации остаются предметом спекуляций, так как Пхеньян предпочитает держать её в секрете. Достоверно известно о том, что с 2006 по 2012 г. КНДР построила два небольших фрегата водоизмещением в 1300 тонн и длиной в 76 метров. Их вооружение предположительно состоит из четырех противолодочных ракетных установок, и они способны брать на борт многоцелевой боевой вертолёт (Ми-4 либо Ми-14).

Также, судя по кадрам, опубликованным северокорейским телевидением в июне 2014 года, в стране была построена серия патрульных кораблей, вооруженных 76-мм пушками и противокорабельными крылатыми ракетами, очень близкими российской Х-35 (россияне не делали секрета из их конструкции и продавали в разные страны). Такими же ракетами был перевооружён один из двух старых северокорейских фрегатов класса Najin; корабль также получил модернизацию артиллерии.

Осенью 2014 года в западной прессе появились спутниковые снимки, на которых фигурировала новая северокорейская подлодка (она получила название класс Sinpo) длиной в 67 метров; годом позже её заметили в море, отрабатывающей применение баллистической ракеты Pukguksong-1. Предполагается, что при её создании применялись чертежи подводных лодок бывшей Югославии (типа Heroj и Sava), полученные северокорейцами после распада этой страны. Предполагается, что новые субмарины в случае их серийного строительства заменят вконец обветшавшие «Виски» и «Ромео».

Наконец, в южнокорейских СМИ десять лет назад появились сведения о создании в КНДР десантного катера для перевозки спецназовцев, способного благодаря своей цилиндрической форме с небольшим поперечным сечением преодолевать волны на высокой скорости более 62 миль в час (более 100 км/ч). Эти катера признаны в западных справочниках «одними из самых опасных судов» ВМС КНДР – из-за их «возможностей доставки диверсантов на пограничные острова».

Читайте нас в: Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
780
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика