Китай и ЕАЭС: вместе весело шагать, но всегда ли и везде? - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.07.2024 |

Китай и ЕАЭС: вместе весело шагать, но всегда ли и везде?

После визита российского президента в КНР у многих пропали последние иллюзии по вопросу, почему сотрудничество с ЕАЭС по-прежнему остаётся для нашего восточного партнёра не в приоритете. Пекину, по всем признакам, всё ещё важнее укреплять свои позиции в БРИКС, ШОС и в региональных структурах, где ряд стран являются если не в политическом, то в экономическом плане не более чем китайскими сателлитами.

При этом в Китае не оставляют попыток занять и в отношении России и ЕАЭС как можно более устойчивые позиции, понимая, что эти страны – всё-таки лучший вариант для глобального маршрута Восток –Запад. К тому же ещё и с перекрёстком для другой глобальной трассы – Север – Юг.

Отнюдь не просто так Китай уже предпринимал попытки и, по всей видимости, будет и дальше пробовать по максимуму затянуть в сферу своего влияния не только четырех членов ЕАЭС, но и сопредельные с ними страны, такие как Афганистан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Ирак и Пакистан. Причём сделать это именно с каждым поодиночке. Хотя ЕАЭС, как не раз отмечалось, например, в материалах Bloomberg, «покупается» в основном пакетом…

В Пекине не могут не понимать, что у евразийского экономического объединения немало преимуществ перед иными менее специализированными интеграционными структурами, такими как те же БРИКС, ШОС, а также различные региональные объединения, сотрудничество с которыми для Пекина пока остаётся одним из политических и экономических приоритетов. Тем не менее для членов ЕАЭС и России в первую очередь перспективы расширения торгово-экономических связей с КНР, скорее всего, связаны с необходимостью ориентировать этого «большого партнёра» на работу со странами Евразии не поодиночке.

Да, в нынешних условиях масштабной дезинтеграции как раз «индивидуальный» подход к странам-партнёрам вроде бы может показаться более привлекательным и менее проблемным сценарием. И не случайно целый ряд шагов в этом направлении Пекин уже делал, хотя и без особого успеха. Но как только станет ясно, что партнёрство с ЕАЭС как единой структурой с едиными и внятными «правилами игры» просто более выгодно для самого же Китая, последний тут же пойдёт на то, чтобы превратить такое партнёрство в один из своих главных политэкономических трендов.

Более того, в таком случае китайское притяжение, вполне возможно, что даже излишне мощное, по оценке многих экспертов, способно простимулировать и долгожданное расширение всё ещё буксующего в этом отношении объединения ЕАЭС. Причём совсем не обязательно в виде прямого пополнения, так как в настоящее время немалую выгоду может принести создание Зон свободной торговли (ЗСТ) с такими странами, как Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, и наконец  Азербайджан.

Однако в раскладе ЕАЭС – КНР вряд ли следует рассматривать рост взаимного интереса там и там как равноценные явления и отождествлять отношения Китая с ЕАЭС и Ирана с ЕАЭС. Это ошибочно делают многие аналитики со ссылкой на уже существующую, но пока де-факто почти не функционирующую ЗСТ Ирана с евразийскими государствами. Тем не менее указанный пример Ирана и ЗСТ с ЕАЭС подтверждает, что даже для такого партнёра, как Китай, который может позволить себе максимальную многовекторность, всё-таки лучше покупать всё оптом.

Однако надо учитывать и то, что у Китая, конечно, куда меньше таких проблем с санкциями и прочим, чем у России и ЕАЭС, и искать там головную боль можно только ради серьёзных конкретных выгод. Да и такой острой нужды в России, как у Ирана, у Китая, разумеется, нет, хотя и как рынок сбыта, и как источник прежде всего сырья наша страна не может не быть для КНР особо привлекательной.   

       

В целом же нельзя не признать, что в процессе интеграции Китая с ЕАЭС есть вполне определённые, хотя и не слишком заметные экономические сдвиги, но полномасштабной политической интеграции не предвидится вовсе. Партнёрство, но не более того, и даже создание каких-либо ЗСТ почти наверняка ограниченного масштаба, по сути, ничего изменить не может. Ситуация во взаимоотношениях с Китаем бывших советских республик, которые предпочитают не акцентировать внимание на своём тогдашнем статусе, несколько, хотя и весьма отдалённо, но напоминает времена СССР. Так, тогда все союзные республики формально имели свою собственную экономическую политику, но их внешнеэкономическая деятельность если не определялась в Москве, то, по крайней мере, с нею всегда согласовывалась. К примеру, без указания из Минэнерго СССР специалисты из УССР при всем желании не организовали бы в Запорожье «генеральную репетицию» строительства в Египте Асуанской плотины.

Сегодня очевидно, что в Пекине воспринимают ЕАЭС, скорее всего, как переформатированное издание СССР, но это большая ошибка – в первую очередь юридическая. Даже если сравнивать ЕАЭС с Евросоюзом, то в Евросоюзе столица – Брюссель, а в ЕАЭС столицы нет, и все члены равны, как, например, в БРИКС. В связи с упоминанием последнего всплывает, правда, одна ассоциация с советскими временами, связанная с тем, что в Союзе ССР только РСФСР, Украинская ССР и Белорусская ССР имели членство в ООН, а остальные республики – нет. Однако сегодня членство в ЕАЭС вообще никак не отражается на внешней политике (исключая разве что Беларусь). И к тому же при развитии экономических отношений с Китаем при текущих условиях есть немало возможностей не оборачиваться постоянно на Москву.

В то же время Россия и Китай вполне могут строить внешнеэкономические отношения, к примеру, в рамках БРИКС, минуя остальных членов ЕАЭС, которые, впрочем, и сами при этом не окажутся не при делах. В принципе примерно то же самое касается и отношений ЕАЭС и Ирана, с которым у евразийского объединения заключен договор о зоне свободной торговли. Этот договор дополнительно подкрепляется тем фактом, что Россия является членом БРИКС – одним из основателей данной глобальной структуры, а Иран с недавнего времени состоит в БРИКС+. Впрочем, возможны варианты, если Беларусь и Казахстан, претендующие на членство в БРИКС, добьются своего, а шансы на это есть, прямо скажем, у обоих: не всем же членам БРИКС+ иметь выход к морю, Эфиопия его, например, тоже не имеет.

Нельзя не отметить также, что, хотя и с задержкой в полторы недели, но почти синхронно с визитом президента России В. Путина в Китай, 27-28 мая в Пекине прошла Китайская ярмарка по инвестициям за рубежом. Похоже, именно она окончательно и прояснила дальнейшую стратегию отношений Китая с ЕАЭС: Пекин воспринимает евразийское объединение всё-таки как единое целое, со всеми вытекающими преимуществами и проблемами. Он при этом уже не особо тянется строить отношения по отдельности с каждым из его членов в рамках действующих соглашений. Таким образом, соглашения о свободной торговле действуют, но в реальности можно смело говорить, что конкретно для России Китай – по-прежнему отдельно, и ЕАЭС – в данном контексте тоже отдельно…

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
737
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика