Кара-Киргизская автономная область как план сохранения киргизской нации - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 19.06.2024 |

Кара-Киргизская автономная область как план сохранения киргизской нации

Образование 30 апреля 1918 года на V краевом съезде Советов Туркестанской Советской Республики (ТСР) в составе Российской Советской Федерации знаменовало важнейшее историческое событие – создание на территории Средней Азии первого в истории региона светского государства. Кроме того, эта дата стала отправной точкой на пути к национальному самоопределению проживавших здесь этносов путем национально-территориального размежевания их исконных территорий.

Ранее в истории Туркестана тенденции к национальному самоопределению не наблюдалось. Наоборот, существовало тяготение к наднациональным образованиям типа Великого Турана. Но уже через год после Октября большевики пришли к заключению: только власть (с условием строгого подчинения центру) и национальные квартиры смогут удержать местных товарищей от соблазна встать на сторону тех, кто, используя идеи пантюркизма и панисламизма, в начале 20-х годов прошлого столетия бросили все силы на то, чтобы оторвать Туркестан от Советской России.

Еще с ноября 1918 г. в Туркестанской Советской Республике по инициативе лидеров Октябрьской революции началась работа по подготовке национальных партийных кадров и широкое их привлечение во все сферы государственной деятельности. В обращении к советским депутатам и партийным организациям, опубликованном в газете «Правда» 2 марта 1919 г., тогдашний нарком по делам национальностей И.В. Сталин акцентировал внимание на том, что «со стороны пролетариата тех наций, которые являлись нациями угнетающими, необходима особая осторожность и особое внимание к пережиткам национальных чувств у трудящихся масс наций угнетенных или неполноправных». Посему нарком призывал «отсечь все и всякие ограничения, формальные и фактические, унаследованные от старого режима или приобретенные в атмосфере гражданской войны, мешающие развитию максимальной самодеятельности народов Востока по пути к освобождению от пережитков средневековья и разрушенного уже национального гнета».

На местах между тем понимали: допущение «самодеятельности» «темной массы туземного пролетариата, находящегося в рабской зависимости от всемогущих баев, верным союзником которых является духовенство, имеющее огромное влияние и играющее на самой темной стороне несознательной массы – на фанатизме и невежестве», способно на корню разрушить начатое. Поэтому посты в сформированных в ходе V краевого съезда Советов ТСР местных органах власти – Центральном Исполнительном Комитете (ТурЦИК) и Совете Народных Комиссаров республики (СНК) – заняли лишь 23% представителей коренного населения.

Процесс их введения в уездные Советы шел также медленно и уже в июне 1919 г. во время первой краевой конференции мусульманских коммунистов было заявлено о недоверчивом отношении «многих ответственных товарищей» к местным пролетариям, развитии национального антагонизма «бывшими царскими чиновниками, втершимися в советские органы».

Намереваясь смягчить сложившуюся конфронтацию, 10 июля 1919 г. ЦК РКП(б) направил ТурЦИКу и крайкому Коммунистической партии Туркестана (КПТ) радиограмму, призывавшую к необходимости «широкого пропорционального населению привлечения туркестанского туземного населения к государственной деятельности без обязательной принадлежности к партии, удовлетворяясь тем, чтобы кандидатуры выдвигались мусульманскими рабочими организациями».

Однако по решению ТурЦИКа радиограмму решили не обнародовать, объясняя это тем, что туркестанское общество «еще недостаточно развито для участия в управлении автономным Туркестанским государством». Те, кто на это все же решился, в частности чрезвычайный комиссар ВЦИК и СНК РСФСР по Средней Азии П.А. Кобозев, были обвинены туркестанским руководством в попытке государственного переворота и подлежали аресту. В направленной партийным руководством ТСР в адрес ЦК РКП(б) и СНК РСФСР ответе отмечалось, что данное постановление ЦК «вызывает недоразумения и затруднения, так как в правительство войдут по этому принципу все деклассированные элементы и явные противники советской власти».

С другой стороны, подкрепленное серьезной аргументацией нежелание руководства ТСР доказывать туркестанцам «искренность намерения правящей партии искоренить все следы империализма великорусского» и привлекать широкие слои местного населения к участию в политических делах грозило делу не меньшим злом – усилением пантюркистских и панисламистских настроений, подогреваемых западными разведками.

Эта мысль прозвучала 16 марта того же года в докладе комиссара по национальным делам ТСР С. Турсунходжаева. «Должно быть ясно, что, если социальная революция не захватит Азии, то последняя будет использована международным капиталом для ее подавления, – говорилось в нем. – Понятно, что капитал для спасения своего положения использует все силы, какие только возможно использовать, и Азия в этом смысле представляет великий соблазн. Из этих сил наиболее значительные на мусульманском Востоке – это Турция и Афганистан. <…> Пред всеми этими реальными возможностями один только Туркестан – очаг мусульманской социальной революции, может при благоприятных условиях способствовать умеренно национально-шовинистической идее, существовавшей и существующей в психологии мусульманских стран, и представляя для этих стран идеальный образец благоденствия мусульманского трудового народа, получившего это благоденствие от социальной революции, противопоставить идее панисламистской идею социальной революции. И по этим соображениям, помимо иных, необходимо приурочить всю внутреннюю политику Туркестана к этой основной задаче укрепления, развития социальной революции в мусульманских странах».

К середине осени 1918 г. Советский Туркестан, действительно, де-факто оказался в состоянии необъявленной войны с англичанами, развернувшими здесь две миссии: одну во главе с генерал-майором У. Маллесоном, другую – под руководством полковника Ф. Бейли. Установив связи с туркестанскими буржуазными националистами, клерикально-феодальными кругами и антисоветским подпольем, они сконцентрировались на подготовке и организации вооруженного восстания в Туркестане против советской власти и образовании «Туркестанской демократической республики» под контролем Великобритании, снабжая повстанческие отряды деньгами и оружием из ближайших к Туркестану английских баз в Мешеде, Кашгаре и Афганистане. Объем британской помощи только басмачам в 1918 г. составил 100 млн рублей, 20 тысяч винтовок, 40 пулеметов, 16 горных орудий и несколько миллионов патронов. В Мешхеде (на северо-востоке Ирана) для поддержки мятежа готовился отряд сипаев в составе 500 человек с пулеметами.

 Идейным топливом интервентов был панисламизм, с которым большевики, кстати сказать, тоже пытались заигрывать, но сильно обожглись, доверившись бежавшему из Турции авантюристу, заядлому пантюркисту, идеологу и участнику геноцида армян, греков и ассирийцев в Османской империи Энвер-паше, пообещавшему обеспечить большевикам полный контроль над Средней Азией взамен на поддержку большевистским правительством турецкого сопротивления. «Пока соберем всех (туркестанцев. – О.Б.) под вашим началом, под лозунгом пантюркизма, а после заменим идеологическую платформу» – таковой была главная мысль В.И. Ленина в беседе с опальным османским политиком.

Но уже в октябре 1921 г., прибыв в Бухарскую Народную Советскую Республику (БНСР) и казнив в тот же день сопровождавших его советских партийных работников, Энвер-паша объявил о создании здесь пантюркистского государства и возглавил басмаческое движение, члены которого именовали себя «моджахедами» священного джихада против «красных империалистов».

Особенность панисламизма и пантюркизма состояла в том, что ростки их идей, как сорняк, произрастали даже на «красной» почве среди тех, кто прокламировал большевистские лозунги. Примечательным в этом отношении эпизодом стала разработка председателем ТурЦИКа Тураром Рыскуловым и рядом руководящих работников Краймусбюро проектов «Тюркской Советской республики» и «Тюркской коммунистической партии». Их основные тезисы Рыскулов озвучил 17 января 1920 г. в ходе V краевой партконференции, заявив о несоответствии утвержденной 15 октября 1918 г. Конституции ТСР духу автономии края и необходимости ее отмены; о неприемлемости жесткого подчинения центру, распоряжения которого не соответствуют местным условиям жизни; о целесообразности объединения тюркских народов РСФСР под знаменем тюрков во избежание розни между ними, а также с целью сплочения вокруг Тюркской Советской республики иных тюркских народностей.

Однако созданная 23 февраля 1920 г. Туркестанская комиссия во главе с М.В. Фрунзе однозначно высказалась за сохранение прежнего положения в государственном устройстве ТСР как автономной республики в составе РСФСР. А уже 8 марта 1920 г. реформы Рыскулова, лоббируемые, как выяснилось, татарскими и башкирскими национал-коммунистами, были отвергнуты ЦК РКП(б) как национал-уклонистские, способные ослабить «федеративную связь с центром мировой революции – Советской Россией» и сделать Туркестан «достоянием английского империализма».

Спустя три года, на четвертом совещании ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей (9–12 июня 1923 г.) Турар Рыскулов был изобличен генсеком Сталиным в «тайных сношениях с басмачами». Вместе с ним обвинение разделили член Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б), председатель Совета народных назиров (министров) Бухарской Народной Советской Республики Ф. Ходжаев, заведующий организационным отделом и секретарь Туркестанского бюро ЦК РКП(б) А. Икрамов, назир финансов Бухарской республики С. Ходжаев.

Национальное размежевание в этой сложной ситуации было единственно верным решением. Впервые вопрос о выделении из ТСР Горной киргизской области, куда вошла бы северная часть современного Киргизстана с географическим центром в селе Кочкорка (в южной части полыхало басмаческое движение), в 1922 г. был поднят председателем Семиреченского облисполкома А. Сыдыковым. Инициатива нашла поддержку в высших эшелонах власти, однако нашлись противники в местных политических кругах: предложение было саботировано председателем ЦИК Туркестана Н. Тюрякуловым и председателем ревкома Семиреченской области У. Джандосовым.

Свою победу сторонники национально-территориального размежевания одержали 24 октября 1924 г. В этот день постановлением II сессии ЦИК СССР на базе Бухарской, Хорезмской советских республик и Туркестанской АССР были образованы Узбекская ССР, Туркменская ССР, Таджикская АССР в составе Узбекской ССР, Кара-Калпакская автономная область в составе Киргизской (Казахской) АССР и Кара-Киргизская автономная область в составе РСФСР.

Эта дата стала началом киргизской государственности, которой, если следовать мысли немалого в современном Киргизстане числа адептов пантюркизма, был принесен в жертву «единый монолит тюркских этносов», «разбитый Сталиным ради образования новой советской общности».

Однако учитывая, что уже к концу XIX века из пяти миллионов туркестанцев к кара-киргизам себя относили лишь 201579 человек, не сделай Сталин этот шаг, к середине XX столетия киргизы растворились бы в массе тюркских народов, о которых, как о тюргешах и абарах, сегодня вспоминал бы лишь узкий круг специалистов.

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4906
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика