Новый механизм поддержки промышленности в ЕАЭС – в чем особенность - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 14.07.2024 |

Новый механизм поддержки промышленности в ЕАЭС – в чем особенность

Договор о создании Евразийского экономического союза, подписанный в 2014 году, своими целями предполагал не только создание свободного рынка товаров, услуг и рабочей силы, но и проведение согласованной политики регулирования и принятия решений. Планировалось, что со временем все участники объединения согласятся на главенство наднациональных органов Союза в решении социально-экономических вопросов.

За прошедшие с момента образования ЕАЭС годы стороны сумели значительно придвинуться в данном вопросе, в первую очередь в сферах таможенного и технического регулирования. Сегодня же речь идет о еще одном крайне важном шаге – формировании наднационального механизма содействия промышленной кооперации. Это тем более важно, если помнить, что два участника ЕАЭС – Белоруссия и Россия находятся под беспрецедентными санкциями Запада и взяли курс на проведение политики импортозамещения, для которой промкооперация в рамках Евразийского союза является ключевой.

О необходимости создания наднационального механизма в сфере промышленной кооперации страны-участницы ЕАЭС заговорили недавно, хотя в рамках объединения уже не первый год витал вопрос о необходимости развития кооперационных связей в промышленности, сельском хозяйстве, науке и пр. Еще в 2018 году стороны говорили о необходимости отраслевой поддержки экспорта приоритетных для промышленного сотрудничества отраслей,  а также создании механизма взаимодействия по поддержке выхода на рынки третьих стран совместно произведенной продукции. Однако вплоть до введения в отношении России глобальных санкций со стороны ЕС, США и их союзников, данная тема оставалась лишь на уровне обсуждения.

Главными проблемами в данном случае являлись забюрократизированность процессов в рамках ЕАЭС, разность подходов в развитии экономик стран-участниц, а также превалирование национальных интересов над общими. Вместе с тем, даже несмотря на все трудности, только за последние пять лет промышленное производство в ЕАЭС выросло на 12% и достигло свыше $1,7 трлн. При этом считается, что рост мог быть более существенным, если бы в Союзе было более активное финансирование промышленных проектов. Именно поэтому в декабре 2022 года Высший Евразийский экономический совет впервые договорился о способах поддержки совместного производства на наднациональном уровне.

В течение прошлого года в ЕАЭС шла кропотливая работа по оформлению предложенных ранее механизмов. В марте тогдашний председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович сообщил, что поддержанным президентами России и Белоруссии наднациональным инструментом финансирования является «субсидирование процентных ставок по кредитам и займам, выдаваемым предприятиям финансовыми организациями под кооперационные проекты в промышленности». Тогда же стало известно, что создаваемый фонд субсидирования должен обеспечить финансирование проектов на сумму около 16-17 млрд российских рублей ежегодно.

Позже заместитель директора Департамента промышленной политики ЕЭК Георгий Арзуманян сообщил, что в качестве механизма финансирования планируется субсидировать из бюджета ЕАЭС часть процентной ставки по кредитам, выданным на развитие кооперационных проектов. Фонд должен был быть наполнен суммой порядка $20 млн в год. Причем такая сумма тогда объяснялась довольно просто: средства предполагалось брать из антидемпинговых и специальных пошлин, которые в общей сложности составляют около 19% годовых сборов (около $190–230 млн в год) и которые можно разбить на $20-миллионные пакеты промышленного взаимодействия, включив эти деньги в субсидированные ставки по кредитам. Тогда же стало известно, что в ЕАЭС планируется не только принять положение о порядке отбора совместных кооперационных проектов, но и внести изменения в сам Договор о ЕАЭС, что позже было одобрено главами государств объединения. 

Подходы к финансированию кооперационных проектов в промышленности были согласованы к концу 2023 года. В соответствии с ними на эти цели предполагалось выделить 10% от суммы ежегодно собираемых антидемпинговых, компенсационных и специальных защитных пошлин. Тогда же были приняты и критерии отбора таких инициатив. В частности, предполагается, что кооперационный проект может быть рассмотрен, если его участниками будут предприятия трех и более государств Союза. При этом он должен быть нацелен на достижение одного или нескольких значимых результатов, например на создание нового предприятия или его перевооружение, формирование цепочки добавленной стоимости, наращивание экспорта, увеличение объемов торговли или инвестиций. Причем реализовать его предприниматели должны в течение пяти лет.

В ЕЭК подчеркивали, что по мере поступления кооперационных проектов дважды в год (до 1 апреля и до 1 октября) будут формировать их перечни и проводить ранжирование приоритетности по балльной системе. В числе основных отраслей назывались машиностроение, микроэлектроника, авиационная, химическая и фармацевтическая промышленность и др.

Ряд скептиков ранее считал, что разработанные механизмы финансирования промкооперации в 2024 году не заработают. Однако подобные пессимистические прогнозы не оправдались, тем более что на инициативу обратили внимание различные банковские структуры, в том числе Евразийский банк развития (ЕАБР). В результате распоряжением совета ЕЭК был утвержден перечень банков, участвующих в реализации нового механизма финансирования (порядка 30 организаций), а ЕАБР стал единственным международным институтом развития, который наряду с коммерческими структурами был внесен в указанный список.

Кроме того, в конце апреля член коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК Гоар Барсегян отмечала, что, после того как началась подача заявок, у комиссии сразу же появились «интересные предпроектные предложения». Причем на программу в текущем году предусмотрено порядка 1,8 млрд рублей, что позволит субсидировать проекты на 15 млрд, а на 2025 г. заложено уже порядка 3,6 млрд рублей. Само же финансирование будет осуществляться путем субсидирования процентной ставки по кредиту в размере 100% ключевой/учетной ставки (ставка рефинансирования) валюты кредитного договора, которой может выступать национальная валюта любого государства ЕАЭС.

Максимальная ставка банка, участвующего в механизме, не будет превышать уровень ключевой ставки, увеличенной на 6%. Определен сегодня и максимальный объем субсидирования на один проект – 350 млн российских рублей в год, сроком не более пяти лет. При этом заемщик должен осуществлять свою деятельность не менее одного года, а на новый механизм финансовой поддержки может претендовать подавляющее большинство отраслей промышленности, за исключением тех, которые связаны с переработкой и торговлей.

Несмотря на то что проект наднационального финансирования проектов промкооперации только начался, большинство аналитиков склонны считать, что он будет успешен, в том числе и потому, что несет огромную выгоду как самому ЕАЭС, так и каждому из его участников. Главным достоинством нового механизма является то, что он призван стимулировать развитие промышленного потенциала, имеющегося в странах объединения, и предоставит доступ к разработке и внедрению новых технологических решений для государств с малой экономикой. В свою очередь, это создаст предпосылки для наращивания собственного производства и развития интеграционных процессов на всем евразийском пространстве.

В последующем это позволит ускорить процесс перехода от нынешней простейшей кооперации местных производителей к их совместному производству под общим евразийским брендом. Более того, в условиях санкционного давления нынешний механизм крайне выгоден России и Белоруссии, так как является удобным инструментом локализации технологий и комплектующих, поставляемых по «серому» импорту: все, что попадает под западные запреты, будет ввозиться на совместные предприятия под нейтральной евразийской юрисдикцией. Пока же главной задачей новой инициативы является вовлечение бизнеса ЕАЭС в процесс формирования проектных предложений.

В целом стоит признать, что заработавший с 2024 года новый наднациональный механизм финансирования промышленных проектов в ЕАЭС знаменует совершенно новый этап развития объединения. Он не только говорит о развитии кооперационных связей внутри объединения, но и свидетельствует о понимании странами-участниками Союза новых геополитических реалий. Стало очевидно, что не только в Минске и Москве, но и в Бишкеке, Астане и даже Ереване осознали необходимость более глубокой экономической интеграции, без которой дальнейшее развитие ЕАЭС немыслимо.

Остается надеется, что новый механизм не останется только на бумаге, а создаст новые конкурентоспособные производства на евразийском пространстве, которые смогут работать вне зависимости от желания и интересов стран Запада.

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
580
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика