Приоритет водной проблематики в определении перспектив ЦА-региона бесспорен - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 21.06.2024 |

Приоритет водной проблематики в определении перспектив ЦА-региона бесспорен

Часть I

В Бишкеке Центр экспертных инициатив «Ой Ордо» и ОФ Green Energ» организовали международную конференцию на тему «Дефицит гидроресурсов в ЦА: пути решения водных проблем на региональном и международном уровнях». Продолжаем рассказ о заинтересованной дискуссии, завязавшейся между ее участниками.

Проблему обостряет строительство канала Куштепа

В рамках конференции было отмечено, что сегодня активный интерес к водной проблематике региона проявляют и мировые центры силы. Сложности, которые возникают при решении водных проблем, а также с учетом того, что канал Куштепа в Афганистане дает дополнительную нагрузку на региональную систему водопользования, вопрос международного арбитража приобретает особую актуальность.

«Вода играет ключевую роль в экономическом плане, однако этот фактор является также ключевым и в вопросах региональной безопасности. Тот же вопрос влияния афганского канала Куштепа на водопользование в ЦА имеет несколько контекстов. Например, строительство водоканала связано с геополитическими процессами и демонстрирует присутствие в водной повестке ЦА внешних игроков, прежде всего США, которые через ЮСАИД* финансировали строительство данного водоканала, причем без учета интересов Туркменистана и Узбекистана. Как отмечал президент Узбекистана Ш. Мирзиёев, с запуском данного сооружения водный режим и баланс в ЦА может кардинально измениться. Однако Вашингтон абсолютно не интересовался, как этот проект отразится на странах ЦА и какой урон нанесет их национальным интересам», – напомнил директор ЦЭИ «Ой Ордо» Игорь Шестаков.

В этой связи, по словам эксперта, вызывают определенные вопросы действия ВБ или МВФ, которые в условия своего финансирования закладывают интересы и преференции для западных компаний. При этом они стремятся максимально ограничить сотрудничество стран ЦА с Россией в реализации проектов, связанных с гидроресурсами: «По мнению ряда экспертов, злоупотребляя своим влиянием в международных финансовых структурах, Вашингтон и Брюссель вынуждают страны региона отказаться от контактов с Москвой в решении водных вопросов, несмотря на то, что в рамках СНГ и ЕАЭС российской стороной не раз предлагались варианты взаимодействия на основе межгосударственного консенсуса».

Поддержал эту мысль завкафедрой политологии и политической философии Дипакадемии МИД РФ Сергей Жильцов. Он отметил, что попытки стран ЦА договориться по водным вопросам осуществляются на фоне ухудшения ситуации с водными ресурсами, а также возросшей активности Афганистана в реализации своей водной политики, прежде всего, за счет строительства канала Куштепа. «Проект планируется завершить к 2028 году. Протяженность канала должна составить 285 км при ширине 100 м и глубине в 8,5 метра. После завершения строительства потребление воды из Амударьи в Афганистане может вырасти с 7 до 17 куб. км. Это станет особенно проблематичным для Туркменистана и Узбекистана, они могут потерять до 15% оросительной воды из основной реки региона. При этом экологи считают, что строительство канала может привести к изменению климата и экологической катастрофе».  

Эксперт заострил внимание на том, что Афганистан, проводя свою водную политику, действует без консультаций с другими странами региона. При этом государства ЦА имеют ограниченное количество рычагов влияния на Кабул, тогда как афганская сторона со строительством канала не только приобретает возможности для получения дополнительного объема водных ресурсов, но и получает мощный рычаг влияния на соседние государства, что вполне может обострить геополитическую ситуацию в регионе и привнести дополнительную напряженность.

«По данным афганской стороны, стоимость проекта составляет $684 млн. «Талибан»* заявляет, что строительство канала осуществляется за счет собственных средств. Однако учитывая сложную экономическую ситуацию в стране, это выглядит маловероятным. В этой связи возникает вопрос, кому выгодно строительство данного канала в первую очередь. Тем более если учесть, что проект строительства канала разрабатывался при содействии ЮСАИД, которое также стоит за проведением исследований, проводимых компанией AACS Consulting в рамках проекта «Укрепление управления водосбором и ирригацией» (SWIM), управляемого AECOM International Development, Inc.DT Global», – отметил С. Жильцов.

Спикер добавил, что «водная проблематика уверенно занимает первое место среди проблем, которые будут влиять на развитие ЦА. При этом политика вне региональных акторов фактически провоцирует сохранение сложных межгосударственных отношений между центральноазиатскими странами, а также между ними и Афганистаном».

Обеспокоенность по поводу строительства в Афганистане канала Куштепа поддержал и директор международного исследовательского центра Water Hub (Казахстан) профессор, д. т. н. Анатолий Рябцев. «Афганистан претендует на очень серьезный отбор, в пределах 10-12% от общего стока Амударьи. Это серьезная проблема, которая сильно отразится, прежде всего, на Туркменистане и Узбекистане, находящихся в низовье стока одной из важнейших водных артерий региона. Поэтому важно, чтобы Афганистан вошел в состав Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии ЦА. Мы когда-то их приглашали, но частая смена власти в этой стране помешала тому, чтобы афганская сторона стала полноценным членом данного сообщества», – отметил спикер. 

Он особо подчеркнул необходимость совместно вести деятельность по сохранению и рациональному использованию водных ресурсов, как и энергетического потенциала: «Мы начали работу над созданием водно-энергетического консорциума, который должен дать главам и правительствам стран ЦА механизм управления и получения выгод как со стороны энергетики, так и со стороны ирригации. Если мы будем делать это врозь, ничего хорошего не выйдет», – добавил А. Рябцев.

Международное участие

Поддержал эту мысль и эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев: «Недостаток воды, связанный как с изменениями климата, так и с неэффективным управлением водными ресурсами, ставит существенные вызовы перед нашими странами. Для решения водного кризиса в ЦА требуется срочное и скоординированное взаимодействие, поскольку наиболее эффективным может стать именно внутрирегиональный формат с участием всех стейкхолдеров. При этом в складывающихся условиях центральноазиатским государствам, вероятно, придется определиться и с выбором внешнеполитического арбитра, который может стать гарантом урегулирования водных проблем в регионе».

На эту роль, по мнению эксперта, будут претендовать стратегические партнеры региона, прежде всего Россия. «Это обусловлено тем, что Москва не имеет недостатка в гидроресурсах и не станет решать свои водные проблемы за счет стран ЦА. При этом российская сторона нацелена на сохранение социально-экономической стабильности в своем приграничье и, соответственно, готова вкладывать политические и экономические ресурсы в улучшение водоснабжения в странах ЦА».

Директор ОФ «Институт развития общественных отношений стран ЦА» Калдан Эрназарова высказала аналогичное мнение, подчеркнув, что именно российская сторона могла бы взять на себя обязательства по оказанию помощи в решении водных проблем ЦА.

«Сегодня на эту роль претендуют практически все крупные геополитические игроки, но, принимая решение, какую из сторон привлечь в роли арбитра, нам нужно исходить из понимания того, какие интересы каждая из них преследует. На мой взгляд, предпочтение должно быть отдано ключевому партнеру и союзнику наших стран – России. Именно РФ неоднократно доказывала, что заинтересована в сохранении социально-экономической и общественно-политической стабильности в ЦА, приходя на выручку каждый раз, когда есть такая необходимость. Именно российская сторона поддержала Узбекистан в плане поставок газа, когда, выполняя свои обязательства перед Китаем, республика оказалась на грани энергетического кризиса. Когда Кыргызстану грозил продовольственный кризис во время пандемии, именно российское руководство обеспечило нам поставки зерна. И таких примеров очень много», – напомнила К. Эрназарова.

Системный аналитик Бактыбек Саипбаев, говоря о международном сотрудничестве стран ЦА в решении водных проблем, отметил, что Запад может использовать острую нехватку гидроресурсов в ЦА для создания рычагов давления на местные элиты, провоцируя конфликты и создавая очаги напряженности. «МВФ, ВБ и другие международные финансовые институты, игнорируя национальные интересы стран ЦА, а также ограничивая самостоятельные действия правительств центральноазиатских государств в вопросах водопользования, – отметил он, – навязывают им свое видение решения проблем и распределения водных ресурсов».

При этом очевидно, что ни США, ни Евросоюз, ни Япония или Южная Корея не имеют передового опыта и технологий для решения водных проблем и урегулирования конфликтов, возникающих на этой почве. Более того, их авторитет в этой сфере подорван многочисленными фактами хищнического подхода к гидроресурсам. Например, в Соединенных Штатах не прекращаются скандалы, связанные с загрязнением огромных объемов воды в ходе добычи углеводородов методом гидроразрыва пласта. Европейский союз нерационально расходует воду за счет высокого потребления на бытовые нужды населения и высокотехнологичного производства. А Япония при сбросах в Тихий океан радиоактивной воды с АЭС «Фукусима», пользуясь поддержкой США и ЕС, игнорирует интересы других государств.    

Говоря о ситуации с водными ресурсами в ЦА, Б. Саипбаев подчеркнул, что при правильном подходе можно замедлить процессы изменения климата. Прежде всего, это касается таяния ледников. Он обратил внимание на то, что за последние пять десятилетий их количество в Средней Азии сократилось на треть.  

«Система ледников нашего региона занимает площадь около 18 тыс. кв. км. Более 8 тыс. ледников расположено в Кыргызстане, около 9 тыс. находятся в Таджикистане. За последние 50 лет площадь наших ледников сократилась примерно на 30%. В первую очередь это последствия изменения климата и глобального потепления. Однако немаловажную роль в их деградации сыграла и хозяйственная, экологически непродуманная деятельность людей, которая привела к тому, что со второй половины 1970-х гг. Аральское море стало уменьшаться в размерах. В настоящее время огромные площади бывшего морского дна Арала превратились в пустыню, с которой ветры поднимают и переносят на ледники песок вперемешку с сульфатами, хлоридами, токсичными солями тяжёлых металлов, появившимися там из-за чрезмерной химизации сельского хозяйства. Из-за этого ледники тают еще более интенсивно», – напомнил эксперт. 

При этом он уверен, что если не остановить, то хотя бы замедлить таяние ледников возможно. Для этого необходимо ежегодно и систематически высаживать на склонах гор вокруг ледников саженцы деревьев, лучше всего тянь-шаньские ели. «Ни Кыргызстан, ни Таджикистан не смогут реализовывать столь масштабный природоохранный проект только своими силами. В его осуществлении им должны помочь Узбекистан, Казахстан и Туркменистан, поскольку все республики заинтересованы в том, чтобы избежать надвигающегося дефицита воды. Тем более что потребности в поливной и питьевой воде непрерывно растут. Это связано как с развитием экономики государств региона, так и со стремительно растущим населением, – пояснил Б. Саипбаев. – По оценкам экспертов, если не решать проблему, то к 2050 г. наши ледники растают наполовину, а к концу нынешнего века сократятся на 80-90%. Это апокалиптический сценарий. Тогда людям придётся просто уйти из Центральной Евразии. В горах вода ещё худо-бедно останется, правда, в мизерных количествах, а вот низовья, т. е. территории Узбекистана, Казахстана и Туркменистана, превратятся в безжизненные пустыни. Поэтому медлить нельзя. Срочные меры нужно принимать уже сейчас».

В свою очередь, директор Регионального горного центра ЦА Исмаил Даиров обратил внимание, что водная проблематика выходит за пределы одной только социально-экономической плоскости, переплетаясь с политической повесткой и сферой безопасности. 

«Водные вопросы вызывают уже не озабоченность, а сильную тревогу. Вода – это, прежде всего, вопросы национальной безопасности. В перспективе нас ожидают войны за гидроресурсы. Об этом еще много лет назад говорил покойный президент Узбекистана Ислам Каримов. И если у нас не будет превентивной системной политики, учитывающей и экологические, и климатические, и энергетические аспекты, – предупредил эксперт, – мы к этому и придем. Тем более что это вопрос, где переплетаются и экономические, и политические факторы. Все мы видим геополитическую ситуацию, в которой глобальные игроки пытаются в нашем регионе решать свои интересы, поэтому нам нужно самим обозначать и реализовывать свои интересы». 

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
461
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика