Как устранить торговые барьеры? Без регулирующего влияния ЕЭК это нереально - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.07.2024 |

Как устранить торговые барьеры? Без регулирующего влияния ЕЭК это нереально

Снижение числа всевозможных торговых барьеров в рамках ЕАЭС, а в среднесрочной перспективе их устранение – среди приоритетных интеграционных задач Евразийской экономической комиссии и профильных национальных ведомств стран Союза. В основном такие барьеры обусловлены госпротекционизмом, нацеленным на обеспечение преимуществ национальных товаропроизводителей на внутренних рынках. И, соответственно, на поддержание уровня цен на товары, выгодного национальным производителям.

К настоящему времени устранено по решениям и рекомендациям ЕЭК до 70% всех торговых барьеров в рамках Союза. Устранение оставшихся позволит, по экспертным оценкам, более чем в 1,5 раза увеличить объем товарооборота между странами ЕАЭС. Что, в свою очередь, позволит реализовать главную задачу – обеспечить беспрепятственное перемещение товаров, капиталов и рабочей силы на едином экономическом пространстве Союза.

Заметим, что около 80% пока остающихся барьеров касаются взаимопоставок продукции широкого массового спроса (до половины) и необходимой для производства готовой, то есть несырьевой промышленной продукции (примерно 30%). Примерно те же пропорции были в количестве устранённых барьеров.

Парадоксально, однако, что многие торговые препятствия в ЕАЭС, если не их большинство, проистекают… из зоны свободной торговли СНГ, действующей с 2012 года. В ней участвуют все страны ЕАЭС, Узбекистан (страна-наблюдатель в Союзе) и Таджикистан. И эти барьеры обусловлены в основном теми же упомянутыми причинами, что и в ЕАЭС.

Притом нередко возникает ситуация, когда наднациональные предписания ЕЭК по устранению или хотя бы ограничению торговых препятствий не дублируются вовсе или лишь частично учитываются ЗСТ СНГ. И наоборот, многие национальные решения по устранению барьеров между странами-участницами ЗСТ СНГ де-юре или де-факто не дублируются в Евразийском союзе.

Как следствие, страны-участницы, стремясь сохранить свои торговые ограничения в отношении стран-партнеров, частично или целиком снимают эти ограничения в рамках ЗСТ, но сохраняют их в рамках Союза (и наоборот). Большинство же ограничений по ЗСТ охватывают поставки товаров широкого спроса, включая, например, ряд видов сырья и комплектующих для металлургии и нефтегазохимии, лесопереработки, сахар, некоторые виды зернопродуктов, рыбной продукции, кондитерских изделий.

По оценочной информации (2022-23 гг.), не менее трети торговых барьеров, пока сохраняющихся в Союзе, связаны как раз с упомянутыми нестыковками с ЗСТ СНГ. В результате трудно достоверно определить, фактически устранены или сохраняются в какой-либо форме торговые барьеры по конкретным товарам в Союзе или в данной зоне.

Такой диссонанс обусловлен, прежде всего, тем, что в рамках этой зоны нет дееспособного наднационального органа, решения/рекомендации которого по ограничению/ликвидации торговых препонов были бы основополагающими для стран-участниц в рамках той же ЗСТ. Соответственно нет координации в этой сфере с ЕЭК и с профильными ведомствами стран-участниц Евразийского союза.

Означенные проблемы отражены в современной оценке Исполкомом СНГ дееспособности зоны свободной торговли Содружества: странам СНГ «не удалось разработать и согласовать общий перечень изъятий из режима свободной торговли». Потому эти изъятия, «имея временный характер, могут применяться на основе двусторонних документов». И далее: для каждой страны СНГ-участницы ЗСТ «характерна только ей присущая этапность формирования такой зоны».

Упомянутые факторы затрудняют ускоренное устранение торговых барьеров и в самом Евразийском союзе. Эта проблема обозначена в новом «Порядке взаимодействия государств-членов ЕАЭС и ЕЭК при введении-отмене ограничений во взаимной торговле товарами», действующем с середины февраля с. г. А именно: «…закреплено суверенное право государств-членов ЕАЭС вводить в исключительных случаях ограничительные меры во взаимной торговле товарами, в том числе меры нетарифного регулирования». То есть имеются в виду не только возможные внешнеторговые пошлины, но и ограничения по объемам или срокам взаимопоставок.

Документ предписывает заблаговременный обмен информацией между странами и с ЕЭК о вводимых ограничениях «с предоставлением сведений, подтверждающих необходимость ограничений и обоснования срока их действия». Но консультации по этим вопросам, в том числе с ЕЭК, не препятствуют введению государством-членом таких ограничений.

Как ни парадоксально, но получается, что ЕЭК фактически отводится лишь роль регистратора торговых ограничений.

Речь шла о барьерах. А что же с препятствиями? Напомним: препятствия, по действующей квалификации, это барьеры (временные запреты на поставки или ввозные-вывозные пошлины); препятствия с признаками барьеров (ППБ), то есть временные ограничения по объемам или ассортименту поставок, антидемпинговые расследования.

Барьеры и другие торговые ограничения присутствуют у всех членов евразийской пятерки без исключения. В силу масштабов экономик лидировали РФ и Казахстан (данные 2016-23 гг.).

К началу года, по официальной информации ЕЭК, устранено 30 препятствий в товарных взаимопоставках на рынке Союза. Но в реестре барьеров остаются 34 ограничения. По предварительным расчетам Комиссии, 18 этих ограничений (53% от общего числа) планируется устранить до 2025 года. В основном это продукция массового потребспроса (свыше 40%), стройматериалы, нефтегазохимическое, рудно-металлургическое сырье, включая некоторые редкоземельные металлы (в целом не менее трети), ряд видов запчастей и комплектующих (около 20%).

Что же касается товаров, изъятых из беспрепятственных взаимопоставок, в той же информации ЕЭК значится, хотя без детализации, что «активизирована работа по систематизации изъятий». Видимо, полной достоверной информации по изъятиям пока нет, что связано, повторим, и с нестыковками в этой сфере с ЗСТ СНГ. Но отмечено, что до 2028 года работа Комиссии по устранению изъятий будет сосредоточена на санитарных и фитосанитарных мерах (то есть в отношении агропродукции и других товаров массового потребления), вопросах технического регулирования, формирования единого рынка услуг, трудовой миграции, таможенно-тарифного регулирования, агропромышленной политики.

Словом, один из главных стимулов для устранения или хотя бы минимизации оставшихся торговых барьеров в ЕАЭС – это максимальная дееспособность Евразийской экономической комиссии именно в наднациональном-межгосударственном регулировании экономических взаимосвязей в регионе Союза. Что, в свою очередь, возможно при нацеленности стран ЕАЭС на формирование равноправного единого таможенного и в целом общеэкономического пространства, а не на односторонние выгоды для «своих» товаропроизводителей.

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
440
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика