Газопровод ТАПИ – в проект пытаются вдохнуть новую жизнь - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 13.07.2024 |

Газопровод ТАПИ – в проект пытаются вдохнуть новую жизнь

Трансформация мирового рынка энергоносителей не могла не затронуть азиатский регион, который сегодня рассматривается экспертами как наиболее перспективный с точки зрения поставщиков углеводородов и в первую очередь газа. В этой связи совершенно неслучайным является то, что в последнее время на повестку дня снова начали выходить проекты, начало которым было положено много лет назад, а их реализация не удалась по самым различным причинам. Одним из них является строительство газопровода «Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия» (ТАПИ), интерес к которому за последние два года резко вырос.

Необходимо напомнить, что первые обсуждения проекта ТАПИ начались еще в начале 1990-х годов, когда предполагалось использовать потенциальные возможности Туркменистана, запасы природного газа которого являются четвертыми в мире, в поставках на рынки Афганистана, Пакистана и Индии. Его суть заключается в строительстве газопровода мощностью 33 млрд кубометров в год и протяженностью более 1800 км (200 км в Туркменистане, 773 км в Афганистане и 827 км в Пакистане) от туркменского месторождения Галкыныш через афганские города Герат и Кандагар, пакистанские Кветту и Мултан до города на западе Индии Фазилка. По расчетам аналитиков, по ТАПИ Афганистан сможет получать ежегодно не менее 5 млрд кубометров газа, а Пакистан и Индия - по 14 млрд.

Проект ТАПИ

 Главными партнерами Ашхабада изначально были компании из ЕС и США, которые занялись переговорами с контролировавшим в конце прошлого века значительную часть афганской территории «Талибаном»*. Однако из-за событий сентября 2001 года в Соединённых Штатах переговоры были прерваны, и проект снова на долгие годы оказался заморожен. Только в 2010 году на саммите четырех стран в Ашхабаде стороны вернулись к обсуждению строительства, назвав его одним из самых важных среди энергетических проектов в своей истории. В конце 2014 года было даже объявлено о создании газопроводного консорциума, в результате чего, по официальной информации, строительство туркменской ветки было запущено в декабре 2015 года и завершено в середине 2019 года.

Параллельно в феврале 2018 года состоялась закладка афганского участка газопровода, а в Пакистане – в октябре 2019 года. При этом проект ранее получил одобрение не только США, но и России, а о намерении участвовать в финансировании ТАПИ заявляли различные международные структуры: Азиатский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития, Исламский банк развития, Саудовский фонд развития и пр.

Вместе с тем строительство данного газопровода, несмотря на все усилия сторон, к настоящему времени так и не было завершено, что связано с рядом проблем как регионального, так и глобального характера. Среди них можно отметить нестабильность и экономическую отсталость в Афганистане, напряженность между Индией и Пакистаном, а также рассмотрение ТАПИ со стороны стран Запада в качестве политического проекта. При этом официально заявляется, что главной причиной невозможности закончить строительство газопровода является проблема безопасности в Афганистане, так как рабочие на этом участке уже неоднократно подвергались атакам, даже несмотря на все гарантии, которые давало правительство этой страны. В то же время после изгнания из страны американцев официальный представитель «Талибана» Сухайль Шахин заявил, что теперь ситуация изменится, так как газопровод ТАПИ является «долгосрочным приоритетным проектом» с целью «обеспечить процветание своим гражданам».

Стоит заметить, что интерес талибов к ТАПИ абсолютно очевиден, так как его завершение позволит получать газ из Туркменистана в течение 30 лет в счет оплаты за транзит, что, по подсчетам специалистов, будет составлять от 80 до 85% годового бюджета страны. Это повысит энергетическую стабильность в Афганистане, а с ней и авторитет «Талибана», который сегодня всячески стремится отойти от статуса террористической организации, легитимировав свою власть в глазах мирового сообщества.

Поэтому совершенно неслучайно талибы за последний год резко активизировали свои усилия по продвижению ТАПИ. Так, в январе текущего года в Кабуле заявили, что «в стране была обеспечена полная безопасность, что дает больше возможностей для реализации этого проекта сейчас, чем когда-либо прежде», и «в случае необходимости Исламский Эмират готов сформировать специальную силу для защиты проекта». 17 октября стало известно, что талибы приняли решение о выкупе земли вдоль трассы будущего газопровода и готовы приступить к практической реализации строительства своего участка магистрали.

Меры по реализации ТАПИ в последнее время активизировали и иные участники проекта. Например, в отличии от Индии, которая заняла выжидательную позицию, в том числе и потому, что имеет возможность получать относительно дешевые углеводороды из других источников, активно продвигать идею завершения строительства начал Пакистан. В феврале государственный министр нефти и природных ресурсов этой страны Мусадик Малик во время своего визита в Саудовскую Аравию заявил, что Исламабад готов приступить к реализации проекта с Индией или без нее, предложив даже выкупить индийскую долю и забрать газ, предназначавшийся для нее. В июне Пакистан и Туркменистан подписали совместный план по реализации ТАПИ с целью ускорения завершения технико-экономического обоснования проекта и перехода к этапу строительства. Одновременно пакистанские власти приняли решение к 30 ноября заключить соглашение о транспортировке газа, а также разработать правила трубопроводной системы и ряд других сопутствующих документов.

Не меньший интерес к ТАПИ в последний год стал проявлять и Туркменистан, перед которым на фоне глобальных изменений появилась возможность нарастить экспорт своего газа на новые азиатские рынки. Поэтому еще в апреле туркменский президент Сердар Бердымухамедов призвал иностранных инвесторов принять участие в проекте строительства газопровода, отметив, что «прокладка этой транснациональной газовой магистрали продолжается ускоренными темпами, и здесь для представителей иностранного бизнеса имеются большие перспективы для сотрудничества». После заключенного в июне с Пакистаном совместного плана по реализации проекта туркменские чиновники еще не раз выступали с подобными заявлениями, а в конце сентября Бердымухамедов снова попросил инвесторов обратить внимание на ТАПИ и заявил о необходимости его скорейшего завершения.

Подобный рост интереса к строительству газопровода совершенно неслучаен. Каждая из сторон сегодня стремится получить свою собственную выгоду из него, причем не только в сфере экономики. В частности, талибы, помимо решения энергетической проблемы в Афганистане, могут использовать проект в своей внешней политике в отношении как Индии, так и Пакистана, попытавшись сыграть на их противоречиях и получив от одной из сторон признание. Кроме того, Кабул постарается через строительство ТАПИ доказать Китаю, что инвестиции в экономику страны стали безопасными.

В свою очередь, Индия в случае завершения строительства ТАПИ получит возможность усилить свое сотрудничество со странами Центральной Азии, потеснив здесь Пекин, что также положительно скажется на отношениях Дели с Западом. Кроме того, благодаря данному газопроводу индийское государство сможет увеличить долю газа в своем энергобалансе с 6,5% до 15%, а сам проект вполне может стать стимулом для наращивания торговли с Афганистаном.

Туркменистану завершение ТАПИ позволит снизить зависимость от своего крупнейшего покупателя – Китая, а также повысить международный статус в азиатском регионе за счет возможности стать одним из посредников в нормализации индо-пакистанских отношений. В свою очередь, Пакистан, помимо решения возникших в последние годы проблем с нехваткой энергии, получит дополненный стимул для решения приграничных вопросов как с Афганистаном, так и Индией. Кроме того, снижение дефицита энергобаланса и доходы от газового транзита укрепят позиции Исламабада в его переговорах с Пекином в рамках работы над китайско-пакистанским экономическим коридором.

Вместе с тем, несмотря на очевидные выгоды от реализации ТАПИ для всех его участников, перспективы развития проекта остаются туманными, так как строительство данного газопровода все еще не в интересах иных, более глобальных игроков, имеющих свои собственные проекты в Азии. Например, Иран, Азербайджан ранее подписали с Туркменистаном трехстороннее соглашение о своповых газовых операциях в объеме до 2 млрд кубометров в год. Параллельно уже не первый год ведется разговор о возможности транспортировки туркменского газа через так называемый Транскаспийский газопровод (ТКП) для снабжения Европы через Южный газовый коридор.

Нельзя забывать и о том, что особого интереса к ТАПИ не проявляют и в России, где, хоть и заявляют о том, что российские компании готовы участвовать в строительстве газопровода, но больше заинтересованы в собственном проекте «Пакистанский поток». В данном случае речь идет о газопроводе протяженностью в 1100 км и пропускной способностью в 12,4 млрд кубометров в год, который должен связать терминал в пакистанском порту в Карачи на юге с городом Лахором на севере страны. Интерес России заключается в том, что СПГ, который газовозы будут доставлять в Пакистан, будет российским, что в нынешней ситуации западных санкций имеет крайне важное значение. Поэтому в Москве вряд ли будут активно участвовать в реализации ТАПИ или помогать его участникам решать существующие вопросы, так как данный проект может стать определенной проблемой для российских интересов в регионе.

Таким образом, сегодня будущее ТАПИ все еще выглядит довольно неопределенно. Несмотря на то, что часть газопровода уже построена, а новые власти Афганистана заявляют о готовности закончить свой участок, большинство экспертов все еще скептично относятся к тому, что проект будет завершен в обозримой перспективе. Особенно, если к его реализации решат подключиться США, для которых важно любое ослабление интересов России и Китая в азиатском регионе. В Вашингтоне ранее не уделяли особого внимания ТАПИ, но сегодня, согласно имеющейся информации, готовы в нем поучаствовать. Это вряд ли вызовет положительную реакцию в Кабуле, что может окончательно поставить на ТАПИ крест. В любом случае, если данный газопровод и будет достроен, то точно не в 2024 году.

Читайте нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2285
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан Африка АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Кавказ Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Куба Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОПЕК Организация тюркских государств Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Саудовская Аравия Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция ТЮРКСОЙ Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия Франция Центральная Азия ЦРУ Чили Шелковый путь ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», меджлис крымско-татарского народа, Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство»,  Полк  «Азов», «Айдар», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике», Международное общественное движение ЛГБТ.


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.ru приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика